ДЖОКЕР: СМЕРТЬ ТРИКСТЕРА



j6.jpg

Артур Флек – маленький человек в большом злом мире, который совсем не похож на то, что ему обещала в детстве мама, да и с мамой тоже не все так просто, как выясняется. Этот мир методично доводит его до радикального слома личности, убийства или самоубийства, и всего несколько шагов отделяют безобидного Артура от всего вышеперечисленного. Это вещи, которые он любит или, во всяком случае, выносит: снова мама, работа с детьми, принятые вовремя медикаменты, тв-шоу по вечерам, милая соседка. Когда Артур теряет последнее, он становится окончательно свободен делать то, что хочет – а доведенный до отчаяния маленький человек не хочет ничего хорошего. Это краткий пересказ фабулы без спойлеров – все было понятно из трейлера, – а вот что получилось у режиссера Тодда Филлипса.

joker1.jpg

Джокер занимает главную после Бэтмена позицию в иерархии DC: он так называемый трикстер, демонически-комический дублер культурного героя, совершающий противоправные действия и не подчиняющийся общим правилам поведения. Как правило, трикстер ставит задачей поменять суть игрового процесса, ситуации и жизни, а не действует по злому умыслу. Не сама игра жизни, а процесс важен для трикстера:

«Я похож на человека, у которого есть план? Я пес, бегущий за машиной. Я бы не знал, что делать, если бы догнал»
(«Темный Рыцарь»)

unnamed.jpg

«Джокер» Тодда Филлипса, как всякий ориджин, показывает нам становление (анти)героя, что одновременно и усложняет мифологию, и упрощает: зритель привык к непредсказуемому, оттого загадочному и страшному Джокеру, а ему предлагают сочувствовать слабому, жалкому, реалистичному Артуру.

Это, в какой-то степени, неразрешимая задача: объяснить появление культового персонажа, не задев стройный механизм вымышленной вселенной, живущей по своим законам уже 70 лет. Это одна из главных претензий к фильму: многие поклонники DC не согласны с трактовкой Джокера как персонажа, у которого было тяжелое детство и не было велосипеда.

Когда поклонникам нравится, возникает еще более серьезная проблема: фильм обвиняют в оправдании и поощрении насилия, в том, что он может вдохновить молодых людей на новые массовые шутинги. Твиттер уже пестрит фанартом и пугающими цитатами в духе «плохие люди на самом деле совсем не плохие» и «не надо нас обижать, а то мы вам покажем». 

Двадцать лет назад манифестом обиженных был «Бойцовский Клуб», но с ним, по крайней мере, не связано массовых шутингов – а на премьере заключительной части трилогии Кристофера Нолана «Тёмный рыцарь: Возрождение легенды» в 2012 году трагедия случилась.


Претензия эстетская – видимые сюжетные и стилистические ссылки на легендарного режиссера Мартина Скорсезе, который, кстати, стал одним из продюсеров фильма. «Джокера» практически в каждой рецензии сравнивают с «Таксистом» и «Королем Комедии».

«Быстро заручился поддержкой Скорсезе и ушел – называется, нашел» – отвечает Тодд Филлипс, и с этим не поспоришь: кризис жанра, все фильмы на свете уже сняты.


Что остается от истории, если процедить классику мирового кинематографа: насилие порождает насилие, шутинги происходят, потому что оружие купить легче, чем получить квалифицированную бесплатную помощь психиатра, богатым плевать на бедных, если Ван Дамма бьют первую половину фильма, он будет мстить вторую, дуб – дерево, смерть неизбежна. Мы все это знаем, ничего с этим не делаем, и когда оба создателя незатейливой комедии «Мальчишник в Вегасе» выпускают по фильму, в которых рассказывают о том, как нежелание исправлять ошибки системы приводят к катастрофе – будь то Чернобыль или рождение Джокера, – становится совсем не по себе.

Возможно, формат комикса – именно то, что нужно, чтобы донести послание до как можно большего количества людей.


Напоследок еще одно немаловажное напоминание – Гари Глиттер существует:

Не держи это в себе!

Вход
регистрация
Забыли пароль?

восстановление пароля

Введите почту, к которой привязан ваш аккаунт и мы отправим на нее пароль