МЫ ВСЕ ЕЩЕ СЛУШАЕМ: MASSIVE ATTACK

Massive Attack отмечают в этом году юбилейным туром 21-летие альбома Mezzanine: шоу идут солдаутами по Великобритании, Канаде и США. Знакомые мелодии раскрываются по-новому, утяжеляются, обрастают смыслами: когда альбом вышел в 1998, он уже был ностальгическим, и сейчас музыка группы окончательно завернулась в саму себя, рекурсивно, как раковина моллюска – фрагменты сэмплов, вчерашнее из прошлого.



В 1998 парни из Бристоля были одними из лучших в своем поколении: альбомы Blue Lines и Protection обозначили границу между британским рейвом и пост-рейвом, его мрачным и загадочным младшим братом. Запись третьего EP заняла четыре года: вызов для слушателей тогда, верная смерть для коллектива – если бы они решили провернуть такое сегодня. Процесс был не только долгим, но и мучительным: позже продюсер пластинки Нил Дэвидж вспоминал его, как кошмар. Смесь гитар, пост-панка и трип-хопа получилась параноидальнее всего, что Massive Attack делали раньше – то ли обстановка в студии сказалась, то ли кризис тридцатилетия накрыл всех членов группы одновременно.

«Вокруг вас – двумерные изображения людей, которые давно умерли», – говорится на черно-белом слайде, проецируемом на экран во время гига. – «Они говорят нам – не беспокойтесь о будущем. Оставайтесь с нами здесь. Навсегда».



Все шоу можно подытожить этой фразой: треки группы перемежаются с каверами на The Cure и Velvet Underground, вокруг хаос, смерть, страх, критика капитализма, крушение гуманизма и тотальная неуверенность в будущем – кажется, Роберт Дель Найя последние десять лет регулярно пьет на кухне с Томом Йорком. Версия более чем реалистичная, учитывая, что однажды они вместе устроили неофициальную рождественскую вечеринку в офисе оккупированного лондонского банка в знак признания и поддержки международного движения Occupy.

Странно, но совсем неудивительно обнаружить в таком сетлисте кавер на панк-гимн «Гражданской Обороны»:



На секунду возникает ощущение легкого неудобства: как будто камешек в ботинок попал, или иностранный артист фотографируется в ушанке на красной площади. Затем проходит, но не до конца.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Лида, 32 года

Мой любимый трек и клип – Inertia Creeps: раньше не понимала, что в нем происходит, и это меня всегда пугало. Какой-то маньяк за кем-то следит, губы эти с помадой, слюни, кресло гинекологическое, фу. Вообще видео про то, как телка 3D изменила ему с Машрумом, но менее жутким клип от этого не стал, энивей. Teardrop ненавижу: звучал из каждого тостера, когда им озвучили «Доктора Хауса» – раз, криповый поющий резиновый зародыш – два.



Константин, 35 лет

Massive Attack вызывают у меня ранние воспоминания из детства. Тогда мир казался таким интересным, тогда меня не беспокоили глубокие мысли, я просто его смотрел, как телевизор. Это время и его атмосфера давно прошли. Когда мне хочется обратно, я слушаю Angel и Black Milk:





BTW

Мы ничего не утверждаем, но недавно появился еще один аргумент в пользу версии, что современный художник Бэнкси – это Роберт “3D” Дель Найя.

И я смотрю в твои глаза, и я хочу остаться в них:

Не держи это в себе!

Вход
регистрация
Забыли пароль?

восстановление пароля

Введите почту, к которой привязан ваш аккаунт и мы отправим на нее пароль