К сожалению, Ваш браузер не поддерживается сайтом. Пожалуйста, установите один из предложенных веб-браузеров

Слепое прослушивание: отделяем творчество от ожидания

Хорошие артисты выпускают хорошие альбомы

В этом мире должно быть что-то вечное или хотя бы плюс-минус стабильное, потому что так спокойнее жить и еще что-нибудь делать параллельно, например слушать музыку. Не мы придумали, но когда это негласное правило нарушается, шатается все — и мир, и литосфера, и колонки с музыкальными рецензиями. Поэтому наша рубрика «Слепое прослушивание» продолжается без упоминания исполнителей и альбомов, а эти исполнители продолжают эти альбомы выпускать.

Сегодня мы поговорим о пластинке, которая уже пошатнула шкалу стабильности — камон, только не говори, что не почувствовал эти нервные импульсы в воздухе и новостной ленте где-то в конце февраля. Возможно, именно поэтому пошел снег в марте.

Альбом начинается с песни про антидепрессанты, и ты сразу такой «о, концептуальность», если понял название пластинки. И еще сразу настроился на тот русский рок, который больше про страдания, чем спасение от страданий. В принципе, норм тема, у многих бывает такой муд, но если хочешь придраться, то скажи, что это подростковый лепет, мы вот все уже выросли из этих депрессивных колготок, как-то исполнитель отстал.

Ок, наверняка уже всем понятно, о каком альбом речь, но давай немного попритворяемся, как притворяются кое-какие люди. Те, кто как бы ценят раннее творчество автора, потому что в то время его песни идеально вписывались в их мировоззрение и давали вылиться внутренним чувствам куда-нибудь вне за пределы их головы, не то что сейчас. Сейчас хотелось бы чего-нибудь про арбузы и потанцевать, так что мы как бы не поддерживаем, но с уважением.

Тем временем третий трек демонстрирует ту самую гибкость и простоту текста, которую ценят любители вставлять рандомные слова в рандомные строки. Это как «шел-шел и... умер», слова сами напрашиваются, чтобы ты внес что-то от себя и потом гордо поставил в статус. В следующей песне вообще шикарно — все вставили за тебя: «и в тот же миг, закончится дождь, закончится грипп, и все мы умрем» — новые витки черного юмора для ценителей. Красота же.

Дальше будет чистый просвет в небе с тучами посреди океана. Жадно вбирай в себя этот воздух, потому что заправки долго не предвидится. Начнется настоящая проверка на количество боли во всех нас.

Начнется внутренняя миграция.

Как раз этот момент многие хотят избегать, и это логично — менять свой настрой из «я вывожу» на «нифига не вывожу, меня съедает одиночество» не лучшее решение. Седьмой трек к этому решению подталкивает. Он — последняя точка, где публика получает то, что хочет, ищет здесь доказательство для права на существование хотя бы одной песни альбома, находит и уходит.

А мы спускаемся глубже:

«жди меня
за меня там все молятся, жмурятся,
как бы не сгореть
мне
как бы не задеть
их»

Следующие две песни гипнотизируют. Первая — тем, что в ней пугающе сладко мурлычется неприятное существительное, сливающееся в жуткий глагол «забью». Упоминание актуальной проблемы приносит эхо очень важного и ценного мнения, где искусство — это про современный мир с отсылочками и метафорами, но главное — с отсылочками. Вторая песня гипнотизирует тем, что в ней поется про мутного типа, и весь альбом напоминает мутного типа. Ты от него шарахаешься, потому что боишься стать таким же и понимаешь, что подсознательно ты такой же.

На десятой песне открывается новый уровень тревожности. Если спокойно выдерживаешь напряженный шепот в уши, то как тебе напряженный шепот в уши про маму:

«мама, я есть, я вспомнила имя
ты же меня назвать им хотела
только сейчас, когда тебя не стало
я поняла, что мира стало мало»

Предпоследний трек стоит ценить хотя бы за момент вокальной тишины, в котором тебя крепко удерживают, а потом резко выбрасывают в текст:

«ты не будешь со мною жить
даже в самом счастливом сне
даже если бы мы вдруг
оказались совсем одни»

Заканчивается альбом ироничным для критиков девизом «всему свое время»: переливаясь в звуки пустоты, начавшись как типичная песня своего автора. Сам трек, хотя бы этот трек, мог бы понравиться фанатам, если бы не весь альбом. А весь альбом мог бы понравиться многим и очень многим людям, если бы на нем не было имени автора.

Напиши его кто-либо иной, его бы хвалили за прямолинейную искренность, не самые грустные треки оправдали бы как просто хорошие по вайбу, не самые сильные тексты защитили бы как «а не все песни должны быть со смыслом!», вдохновение другими авторами называли бы оммажем, и в конце оказалось бы, что главный минус альбома — это маленькое количество моментов, под которые можно пилить трендовые тиктоки.

Люди думали, что у грусти есть определенное время — это 90-е и нулевые, а оказалось, что у нее есть конкретный тайминг — 47 минут

Наш отечественный музыкальный рынок по-настоящему ожил, мы наконец-то обсуждали музыку и тексты, но при этом — нам не понравилось. Интересное событие в мире, который не изменился.

Если что, мы слушали это:

По теме